Рейтинг@Mail.ru
Встанем за Родину без колебаний!

Запишись в активисты
Фамилия
Имя
Адрес:
Телефон:
Введите код с картинки:
10.03.2015

Сергей Резвый: «Встанем за Родину без колебаний!» 
(газета "Соцгород", февраль 2015)

 В ноябре 2013 года на набережной реки Миасс в центре Челябинска был торжественно открыт Мемориальный комплекс «Солдатам правопорядка». На шести мемориальных стелах по обе стороны от бронзовых скульптур высечены имена 232-х сотрудников областного УВД, погибших в разное время при исполнении служебных обязанностей. Среди них значатся старшина Сергей Ноговицын, сержант Андрей Петряков, старший сержант Сергей Миланищев. Они – боль, слава и гордость легендарного Челябинского ОМОНа. 

p1420195.jpg

 В более чем 25-летней истории этого отряда милиции особого назначения немало героических и трагических страниц, будничной хроники служебных заданий и ярких примеров проявления традиций боевого братства, которые свято чтут и продолжают представители каждого нового поколения бойцов и командиров. Специфика подразделения такова, что мало кто из рядовых граждан знает в подробностях где, когда и как выполнял и выполняет свой долг по защите правопорядка Челябинский ОМОН – один из трех подобных, помимо Златоустовского и Магнитогорского, входящих в структуру ГУ МВД по Челябинской области. 

Все три отряда, а также СОБР, курирует от главка заместитель начальника полиции области полковник Сергей Викторович Резвый – легендарный человек, отдавший двадцать лет жизни службе непосредственно в ОМОНе, где он прошел путь от бойца до командира. Чем легендарный? По словам самого Сергея Викторовича, это – неверная постановка вопроса, никаким таким статусом он не обладает и героем себя не считает. Но три ордена Мужества, медаль «За отвагу», множество правительственных и ведомственных знаков отличия, думается, говорят об этом за него. Таких людей во всей России не так уж и много… 

13_000.jpg

Сергей Резвый пришел в милицию после срочной службы в ВДВ. Биография начиналась как и у большинства сотрудников милиции – патрульно-постовая служба, уголовный розыск… Но как только в конце 80-х – начале 90-х в стране стали формироваться отряды специального назначения, десантная школа дала о себе знать: ставший к тому времени уже старшим оперуполномоченным Сергей Резвый подает рапорт о зачислении в Челябинский ОМОН. Ему нравилась оперативная розыскная работа – но стало понятно, что вести борьбу с преступностью, которая в то время вседозволенности и анархии приобрела устойчивый организованный, жесткий и зачастую жестокий характер, без силовой поддержки невозможно. 

Вспомним еще раз криминальную хронику тех лет: массовый рэкет, захваты заложников, бунты в следственных изоляторах и колониях, конфликты в национальных республиках, бес порядки в крупных городах и столицах. Любое неверно принятое или истолкованное политическое или экономическое решение вызывало массовые протесты, которые порой выходили из-под контроля как самих организаторов акций, так и властей. И тогда на линии противостояния появлялся ОМОН: его бойцы становились единственной сдерживающей силой, способной развести на площадях и улицах противоборствующие стороны и не дать прорваться беспощадному и непредсказуемому «русскому бунту» – иногда ценой собственной жизни и здоровья. Одновременно они оказывались меж двух огней: одни обвиняли их в излишнем применении силы, другие – в недостаточной жесткости. Кульминацией этого этапа в жизни страны стали трагические события 1993 года вокруг Белого Дома в Москве. Обезвредить провокаторов с оружием и остановить поднявший голову криминал, который почуял волю и запах крови, – всё легло на плечи отрядов милиции особого назначения. За выполнение этих заданий Сергей Резвый был удостоен медали «За отвагу». 

200 янв.jpg

Между тем, если в Советском Союзе в 1991 году было всего 25 таких особых отрядов милиции – практически по числу республик и городов-миллионников, то к концу 93-го в России было сформировано уже 120 ОМОНов. Начинался новый этап в жизни правоохранительных органов: через год будет принято решение о восстановлении конституционного порядка на Северном Кавказе и начале контртеррористической операции. 

Эта страница в биографии Челябинского ОМОНа, их коллег из Златоуста и Магнитогорска, других городов и областей страны наиболее драматична и дорога каждому, кто испытал на себе, что значит боевое братство. Сергей Резвый со своим отрядом провел в командировках на Кавказ – Осетия, Чечня, Ингушетия, Дагестан – почти двадцать лет. Два десятка лет практически на войне – это, согласитесь, кое о чем говорит. Пусть это только командировки по несколько месяцев. Хотя несколько месяцев там и несколько месяцев здесь – как говорится, две большие разницы. Но для Сергея Резвого «здесь» и «там» мало чем отличаются по степени постоянной боевой готовности, мобилизованности, ответственности. На Урале, к сожалению, тоже есть чем заняться ОМОНу. Из трех погибших сотрудников Челябинского ОМОНа двое – Андрей Петряков и Сергей Миланищев – не вернулись из Чечни, а вот Сергей Ноговицын был смертельно ранен при задержании преступника во вполне мирном Челябинске. Так что вряд ли лукавит Сергей Резвый, когда говорит, что и «там» и «здесь» ОМОН просто делает свою работу, что и «там» и «здесь» лично ему комфортно, потому что он свой среди своих, и все они занимаются обычной мужской работой. 

осетия 93.jpg

А что касается риска для жизни, то в ОМОНе своя философия на этот счет. Если ты пришел в отряд – значит, готов ею рисковать. Нет – в отряде не задержишься: случайных людей здесь не бывает. Своего командира бойцы Челябинского ОМОНа ценили за способность просчитывать ситуацию на несколько ходов вперед, за то, что бережет людей, не позволяя ошибок ни себе, ни другим. Умение действовать подобным образом в реальной боевой ситуации приходит с опытом, и этот опыт давался ОМОНу дорогой ценой. Когда в декабре 1994-го началась войсковая операция по ликвидации бандформирований на Северном Кавказе, армия находилась практически в разобранном состоянии. Тактическая схема, когда впереди, уничтожая вооруженное сопротивление, двигаются армейские подразделения, за ними, зачищая территорию, следуют внутренние войска, а уже потом поддержанием порядка занимаются подразделения милиции, постоянно давала сбои. ОМОН, вроде бы находясь в тылу, часто оказывался на передовой линии противостояния. Только слаженность действий, грамотное руководство могли хоть как-то компенсировать отсутствие у милиционеров боевой техники и вооружений. 

И еще надо признать: всё же по сравнению с тогдашней армией они имели опыт организованных действий в населенных пунктах, в захваченных террористами зданиях. Хотя на ходу учились новым, несвойственным для себя методам ведения боя, обороны и разведки в самых горячих точках контртеррористической операции. Во второй чеченской кампании специальные и особые отряды милиции сыграли очень важную, неоценимую роль в наведении порядка на Северном Кавказе. И продолжают поддерживать его до сегодняшнего дня. 

Войн без погибших и раненых не бывает, считает Сергей Резвый, а ему просто везло. Подробности оставим за кадром, но всеми тремя орденами Мужества он был награждён за самоотверженность и отвагу, проявленные в Чечне, в том числе за первый и за последний штурм Грозного. И каждый раз, возвращаясь из очередной командировки, он, глядя на своих бойцов, надежных, верных боевых товарищей, мысленно подводил такой итог: задание выполнено, все вернутся живыми… Журналистам, наверное, привычно штамповать такие расхожие фразы, и что на самом деле творится на душе у человека в такие минуты, им вряд ли ведомо. 

Надо самому побывать на передовой, чтобы понять: в момент возвращения все высокие слова откладываются на потом, для торжественного построения и митинга, живешь только предвкушением покоя и семейного уюта, встречи с родными и близкими, желанием какое-то время пожить тихо и спокойно. Но и эти чувства, для кого-то к счастью, для кого-то к сожалению, длятся недолго. Такова судьба: ОМОН – это образ жизни, считает Сергей Резвый, а значит, снова полигоны, снова занятия, снова командировки без всякого сожаления… 

Вот уже три года полковник Сергей Викторович Резвый в должности заместителя начальника полиции ГУ МВД по Челябинской области отвечает за подготовку и деятельность всех трех региональных отрядов мобильных особого назначения – так они сегодня называются, и СОБРа. В Министерстве внутренних дел России они на очень хорошем счету, входят в пятерку лучших в стране. Никаких проблем с комплектованием эти подразделения не испытывают. И молодежь приходит на службу грамотная, подготовленная – отбор идёт строгий. 

У Челябинского ОМОНа есть подшефные интернат и школы – там учились когда-то погибшие бойцы. Им установлены мемориальные доски, сегодняшние сотрудники подразделения в этих школах постоянные гости, а ребята часто бывают на экскурсиях в расположении отряда, приносят цветы к Вечному огню и оставляют в книге записей ОМОНа такие душевные отзывы, что у бывалых бойцов наворачиваются слезы: «Дяденьки омоновцы, спасибо, что вы есть…». Да и у самих ребятишек в минуту молчания по погибшим глаза на мокром месте. Разве таких предашь? 

Как говорит полковник Сергей Резвый, оценивая то, что случилось с бывшими коллегами из отрядов «Беркут» соседнего государства, ничего подобного в России произойти не может. И дело не в самих бойцах или командирах, а в уровне компетентности власти. Она не может быть безвольной и безответственной. Все последние годы российские силовые структуры – от армии до спецподразделений МВД – лишь укрепляли свои позиции после разрушительных 90-х. Поэтому повторение украинского сценария и угрозы внутренней стабильности в нашем государстве не существует. Ну а если что, уверен полковник Сергей Резвый, встанем за Родину без колебаний. Не верить ему нет оснований. Ни единого. 

Иван Ершов

Возврат к списку

blog4.jpg

Я родился и вырос в Челябинске, на Южном Урале. Это мой дом, моя малая Родина, и мне не безразлична её судьба. Я готов открыто говорить о проблемах, которые волнуют всех жителей Челябинской области, и решать их вместе с вами.






Видео о "Соцгороде"


все видео